shipilevsky (shipilevsky) wrote,
shipilevsky
shipilevsky

Categories:

Лица, ч.2

Начало тут.




11. Без лица.



А теперь я покажу вам вот это фото, сделанное во вьетнамском Далате.
Скажите мне, красивая девушка на нем или нет? Мне кажется, - да.
Ведь прекрасное, чудесное и волшебное прячется где-то в глубине наших сердец.
Дайте ему выход, разрешите, позвольте, и оно немедленно проявится, материализуется, оживет.
Это же как уравнение с одним неизвестным.
Подставьте свой образ в картинку, найдите икс и ваша Галатея, Беатриче или ваша Манька-Облигация, я не знаю, немедленно окажется с вами.


12. Мисс Линь Фуок.



Эту девушку зовут Ко.
Мы с нею встретились в храмовом комплексе Линь Фуок, расположенном недалеко от Далата. Кстати, этот буддийский шедевр по историческим меркам еще очень молод, чтобы не сказать - юн, ведь со дня окончания строительства первой из здешних пагод не прошло и ста лет, а создание некоторых других сооружений комплекса продолжается и сегодня. Примечателен Линь Фуок, прежде всего, замечательным декорированием, в котором, кроме традиционного золота, применены тысячи цветных черепков - кусочков керамики, стекла и фарфора, свезенные сюда со всего Вьетнама. Благодаря чему здешние интерьеры великолепны и уникальны.
А Ко показалась мне удивительно созвучной храму. Юная, задорная, яркая, она сама будто бы сделана из золота и цветных звездочек. Ведь, правда же?


13. Королева разбитых сердец.



А под тринадцатым номером у нас выступит коллекционная сайгонская бабушка.
Вот такие лица с биографией я люблю.
Да, у этой внешности другая эстетика, не равнозначная эстетике молодости. Но она есть!
Судя по количеству морщин, моя героиня находится в оочень преклонном возрасте. Но посмотрите сколько в ее лице живости, любопытства, участия. Про нее не скажешь, что она доживает, она живет! А, ведь, некоторые из нас и в двадцать лет умеют демонстрировать уже лишь усталость и благородную скуку.
Жаль, что можно только угадывать, какой эта замечательная бабушка была в молодости. Но бьюсь об заклад, что настоящей красавицей. Стройной, изящной, эмоциональной и позитивной. Сколько черноволосых юношей разбили сердца у ее ножек? И сколько дедушек еще разобьют?


14. Счастливая зазывала.



В Пномпене ваш покорный провел несколько дней, повторно осматривая город, в котором я уже был за четыре или пять лет до этого и ранее упущенные из виду окрестности.
Но одна "достопримечательность" ждала меня прямо у отеля, на противоположной стороне узкой улочки. Потому что там, на той стороне, располагался магазинчик с мобильниками, а у его дверей, безотлучно стояла девушка - зазывала. И каждый раз, выходя из отеля, я буквально сталкивался с ее лучистыми глазами и счастливой до заразительности улыбкой.
Вот скажите мне, что нужно человеку для счастья? Разве кто-нибудь это знает?
Иной чудак целый список напишет того, что ему, как ему кажется, нужно. А исполни, материализуй его список, и он страшно удивится. Потому что счастье по списку к нему не придет.
Ведь, на самом деле счастье это очень простые вещи, не списочные. Такие, которые мы, возможно, перестали воспринимать, которых мы вовсе не замечаем и, однозначно, забудем перечислить. До тех пор, правда, не замечаем, пока они у нас есть. Ну вот как руки или ноги - нечто само собой разумеющееся, нестоящее, если они на месте и послушны владельцу. И увы, подчас, только теряя что-то такое, действительно важное, мы учимся понимать в чем оно, наше настоящее счастье.
Но моя героиня далеко далека от подобных премудростей. Она в своей жизни еще ни к чему не успела привыкнуть до степени потери ощущения, ничего не теряла и не знала ни о каких списках. И счастье, простое и чистое, как колодезная вода, переполняло ее, брызгая через улицу на вашего замороченного в своих рефлексиях корреспондента.


15. Мисс Сиануквиль.



А тут у меня мисс Сиануквиль, полюбуйтесь.
Такая же провинциально-расслабленная, умиротворенная, даже немного сонная, как и весь этот город.
Правда, сегодня курортный Сиануквиль быстро растет, стремительно обрастая отелями, людьми, инфраструктурой и, полагаю, через несколько лет от его тихой провинциальности, увы, не останется и следа, но через несколько лет, наверное, изменится и моя героиня.
А сейчас она вот такая: милая, нежная и домашняя. Я застал ее буквально врасплох, ранним утром. Девушка только-только открыла свой магазинчик одежды, расположенный вблизи пляжа. Туристического народу на улице еще не было, но заботы очередного дня уже подняли молодую хозяйку с постели.
Камбоджийская Золушка - не иначе. С волнением и надеждой ждущая свою фею и своего принца.
А пришел я.


16. Мисс Кеп.



С этой девушкой мы даже не познакомились.
На самом деле, знакомиться со своими героинями мне удается редко - только тогда, когда ситуация располагает к тому, чтобы подойти и заговорить. Гораздо чаще случается так, что мимолетность момента позволяет обменяться только улыбкой.
Вот и тут мы, с моей героиней, оказались сидящими за соседними столиками в кафе.
Город Кеп, где произошла наша встреча, пока еще почти исключительно камбоджийский, а не международный курорт. Иностранных туристов там мало, а приезжих из камбоджийской глубинки, не имеющей выхода к морю, много.
Девушка приехала в Кеп с семьей и сидела за столиком уличного кафе в компании своих близких. Ваш корреспондент располагался по соседству и тоже был не один. Мизансцена никак не вела нас к общению. Но поймав мой заинтересованный взгляд, юная красавица ответила на него, а, поднимаемый фотоаппарат, одновременно обрадовал ее и засмущал.
Кстати, вот эта гремучая смесь гордости за себя, что ее выбрали и смущения, абсолютно неподражаема, являясь, в то же время, довольно распространенной реакцией на внимание нашего брата со стороны азиатских барышень.
Не знаю, как вам, а мне моя сегодняшняя героиня кажется очень приятной. Ведь изящество, непосредственность, открытость и дружелюбность лучше платья украшают любую женщину.


17. Орхидея в бурьяне.



Никогда не знаешь, где ждет тебя следующая встреча с красавицей (как, впрочем и то, где она закончится). Поэтому фотоаппарат у путешествующего собирателя прекрасных лиц всегда должен быть наготове, а неизменное место указательного пальца - на кнопке затвора.
Эта мимолетная встреча случилась на продуктовом рынке Пномпеня.
Вообще азиатские рынки - очень особенное место. Не всякая европейски рафинированная душа выдержит немудреные интерьеры, жесткую правдивость и специфичные запахи восточных базаров. Тут, как правило, земляные полы, дырявые навесы и малогуманный контингент присутствующих, особенно в рыбно-мясных рядах.
Продавцы бесстрастно и лихо потрошат живую, бьющуюся рыбу, режут покорных уток, разделывают вообще ни о чем таком не подозревающих лягушек и добела вычищают кишки убитых животин покрупнее: свиней, коров, баранов, причем, нередко, под грустным присмотром отрубленных голов этих бедняг. А иногда традиционные списки заметно расширяются различными грызунами, пресмыкающимися или даже кошками и собаками. Да чего там говорить, если даже безобидная очистка кокосов, со стороны выглядит довольно угрожающей.
В общем, человеку тонкой душевной организации и повышенной чуткости тут может прийтись туго, тогда как грубость и черствость, наоборот, легко ожидаются и как бы витают в воздухе.
И вдруг, в этой атмосфере, такая девушка!
Как будто орхидея в бурьяне.
Изящные, тонкие черты лица, прекрасный овал, чувственные идеальные губы.
Глаза вот жестковаты - издержки бытия, но и в них, при желании, можно видеть символ элитарной недоступности.
Я так и представляю ее не на рынке, а на подиуме с длинными ногами и тщательно собранными темными волосами на голове.
И где только пока носит черт ее кутюрье?


18. Фарфоровая девушка.



Вы же наверняка тоже замечали, что, подчас, красота бывает субстанцией очень хрупкой и даже пугливой.
Нет, бывает она, разумеется, и нарочитой, яркой, неубиваемой. Только та, о которой я говорю сейчас, другая: нежная, тонкая, невесомая. Требующая к себе очень особенного отношения. Такую красоту можно назвать фарфоровой, ведь, один грубый толчок и случится непоправимое - она исчезнет.
Фотографу, сталкивающемуся с подобной действительностью, каждый раз приходится решать одну и ту же непростую задачу: как не разрушить наблюдаемую гармонию самой своей попыткой ее запечатлеть, как ее передать?
В приморском Сиануквиле наступило раннее утро, когда мы решили позавтракать в одной из многочисленных кафешек, расположенных вдоль линии берега. Город еще почти спал, и улицы и кафешки пустовали, а в той, что облюбовали мы, наша пара стала первыми и единственными посетителями. Но не успел официант принести заказ, как в кафешку впорхнула стайка девчонок. Думаю - китаянок. Общим числом пять или шесть, я не помню. Потому что фактически я увидел только одну. А увидев, сразу заполошился: как мне ее сфотографировать? Ведь передо мной предстала та самая хрупкая, фарфоровая красота, которая, как потревоженная бабочка, могла улететь при любом неосторожном движении.
И ваш покорный со своими пятью с половиной пудами веса уподобился кошке, заметившей поблизости птичку. Таких плавных, аккуратных и незаметных движений, я, наверное, не делал еще никогда в жизни.
Результат перед вами, вам его и оценивать.


19. Мисс Обаяние.



Есть на свете красивые девушки, а есть обаятельные. И я даже не знаю, что круче. Потому что красота останавливает наблюдателя, создает дистанцию, она, как музейный экспонат, строго говорит заметившему ее: "Смотри! Но не тронь!" В первый момент, красота смотрящего охлаждает. А обаяние абсолютно притягательно, оно ни разу не музейное, а живое и теплое. И никакие расстояния обаянию не нужны, обаятельного человека хочется подойти и потрогать.
Мне кажется, что моя сегодняшняя героиня не столько красива, как именно обаятельна.
Во-всяком случае, пляж камбоджийского Кепа, с его полусонными лоточниками, оставался традиционно провинциален и тих ровно до тех пор, пока на нем не появилась эта девушка.
И вдруг, вокруг нее закипела жизнь, забегали продавцы немудреных украшений, засуетились торговцы фруктами, заозирались немногочисленные отдыхающие.
А барышня улыбалась сразу во все стороны и каким-то непостижимым образом влияла на процесс, организовывая его самим своим присутствием.
Мне кажется, она так ничего и не купила. Но все суетившиеся вокруг нее (включая и вашего корреспондента) остались довольны.
Вот она, волшебная сила настоящего обаяния.


20. Мисс Бокор.



Национальный парк Бокор (а по нашему говоря: заповедник), где произошла встреча с моей следующей героиней, место довольно дикое и зловещее. Так называемые Слоновьи горы на которых располагается парк, почти полностью покрыты непроходимыми джунглями, а на немногочисленных обжитых местах возвышаются постройки, находящиеся в совершеннейшем запустении. На стенах большинства из них заметные отметины минувшей войны.
Мрачная страница новейшей истории Камбоджи, связанная с ее бывшим премьер-министром Пол Потом, утопившим свою страну в крови, достаточно известна и, разумеется, тут не место ее пересказывать, но все равно придется упомянуть, что именно здесь, в Бокоре, шли ожесточенные, решающие сражения с остатками тех, кто именовал себя красными кхмерами. И кажется, что неуспокоившиеся души этих людей, натворивших в своей жизни такого, чему нет прощения, до сих пор мечутся среди заброшенных зданий.
Гнетущую атмосферу тлена и разрушения отлично дополнял туман, стоявший на Слоновьих горах в день посещения. И вашего корреспондента уже не радовали ни горные плато с отличными видами, ни занимательные истории о снимавшихся в этих колоритных местах кинофильмах.
С тревожным и мутным ощущением я вошел и в полуразрушенное французское казино в каждом углу которого мерещились привидения и чувствовался запах смерти. И вдруг увидел... нет, совсем не привидение, а, наоборот, удивительную и прекрасную девушку. Вернее, судя по ребенку, которого она держала за руку, все же, наверное, молодую женщину.
И запах смерти сразу перестал быть пугающим. Ведь, если бы так, а не старухой с косой, выглядела сама Смерть, то мы - мужчины умирали бы гораздо охотнее.
Знаете, когда перед вами находится совершенство, то никакие слова, описывающие его, не нужны, они лишние. И мне кажется, что здесь, как раз такой случай. Поэтому просто посмотрите.


21. Мисс Камбоджа.



Очередь наших встреч незаметно подошла к двадцать первому номеру. А по сложившейся традиции это значит, что пора прощаться. Вам - с моими героинями, а мне - и с вами и с ними.
Прощание штука грустная, но, увы, неизбежная. Ведь, вся наша жизнь - сплошная череда предначертанных расставаний и встреч.
Но, смотрите, что я приготовил вам в завершение, чтобы подсластить горечи.
Правда же прекрасная девушка? Великолепная, потрясающая!
Шестнадцать глотцеров, однозначно!
Я скажу, конечно, что она во многом - олицетворение всей Камбоджи, только, в данном случае, этого мало.
Потому что любой красоте, любому волшебству или чуду, как электричеству, для реализации нужны два полюса, два участника событий. Индуктор и реципиент, катод и анод.
Прекрасному для существования нужен смотрящий и восхищающийся, а эстетическому необходим чувствующий. Зато, если оба фигуранта на месте, то "вольтова дуга" между ними пробивает расстояния и расставания, фактически уничтожая эти последние. И, значит, все, что мы увидели, пережили, почувствовали, останется с нами. Ведь, матрица души уже прожжена и готова к употреблению. А уходящее - отпустить:

"Да будет могуч и прекрасен
Бой,
Гремящий в твоей груди.
Я счастлив за тех,
Которым с тобой,
Может быть,
По пути".
Tags: всякая хрень, лица Азии, пятница, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments