shipilevsky (shipilevsky) wrote,
shipilevsky
shipilevsky

Categories:

Лица, ч.1




1. Мисс Далат.



Вьетнамский Далат оживает с наступлением темноты.
На центральную площадь города приходит народ, открывается рынок, разворачиваются продуктовые лотки.
Сюда же приходят и музыканты, устраивающиеся прямо на тротуаре.
Я подошел, собственно, как раз для того, чтобы их послушать. Перед музыкантами с одной стороны, полукольцом стояли прохожие, такие же зеваки, как ваш корреспондент, а с другой стороны площадка ограждалась скамеечками.
Осматриваясь, я скользил взглядом по окружающему ровно до той поры, пока не уперся глазами в одну из этих скамеечек. И застыл.
Потому что на ней сидели две девушки. Одна – совершенно обычная, хоть, наверное, все же миленькая, но другая! Около второй девушки послушно изгибалось пространство, пытаясь соответствовать той, что создавала собой тут энергетический центр.
А девушка просто сидела и слушала музыку. Неподвижно, таинственно, отстраненно.
Ах, эта гипнотическая женская загадочность! Ее не надеть на себя вместе со шляпкой, не разучить, как роль, не нанести с макияжем. Но у кого она есть, могут пользоваться ею, как высокоточным оружием.
Издалека, я, с замиранием сердца, сделал несколько фотографий. Боже, как мне хотелось подойти ближе, чтобы получше рассмотреть лицо моей героини. Однако, даже один шаг вперед выводил меня прямо к музыкантам, туда, где ваш покорный выглядел бы назойливой вошью на ослепительной лысине.
И, повздыхав, потоптавшись, я пошел дальше гулять по ночной улице, унося с собой волнующий и какой-то абсолютно блоковский женский образ.
Кажется, я даже бормотал потихонечку «и медленно, пройдя меж пьяными, всегда без спутников, одна..", когда вдруг опять увидел ее, эту девушку. Прямо перед собой, в одном метре.
Соображать откуда она, оставленная мной где-то там далеко позади, на скамейке, появилась здесь, было, конечно, неконструктивно. И, не обращая внимания на отпавшую челюсть, я еще раз вскинул фотоаппарат.
Вот и все. У меня нет ни имени моей героини, ни каких-либо ее реальных координат.
А, может быть, это вообще была вьетнамская фея, которая показалась тогда только мне?


2. Мисс Сайгон.



В тот вечер в Сайгоне шел дождь и, возвращаясь в отель с прогулки, по пути, мы зашли в небольшую кофейню.
Вьетнам заслуженно гордится своим кофе, которое, на мой дилетантский вкус, хоть и уступает по качеству индонезийскому, но все равно остается отличным. Вот и тут бариста налил в подставленную кружку превосходного капучино, и, хлебнув его, ваш покорный уже широко открытыми глазами привычно заозирался по сторонам.
А за соседним столиком, напротив, сидела девушка.
Красивая девушка.
Однако, явно не из тех, с кем легко знакомиться и общаться. То ли она кого-то ждала, а этот подлец не пришел, то ли, наоборот, сама пришла сюда за одиночеством, чтобы пережить, перечувствовать что-то на той неуловимой грани публичности, которая позволяет барышне побыть одной, но не свалиться при этом в слезы и последующую депрессию.
Так или иначе, но ее состояние не позволяло мне поднять фотоаппарат. Девушка бы просто закрылась, как прячется в раковину потревоженная улитка. Какое-то фото я бы, наверное, сделал, но точно, что оно вышло бы уже непоправимо дежурным.
Фотоаппарат лежал рядом со мной на столе, и я одной рукой лишь немного сориетировал его по углу, а затем нажал кнопку спуска затвора, примерно так, как от бедра, не целясь, стреляют в американских вестернах настоящие ковбои.
Вот оно, мое ковбойское фото. Мне нравится.


3. Мисс Мотобайк.



Сайгон - город байков.
Трудно сказать сколько их тут количественно, но совершенно точно, что речь должна идти о миллионах двухколесных машин.
Юркий, маневренный и вместе с тем недорогой байк дает возможность достаточно демократичного и быстрого передвижения в городе с местами несоразмерно транспортным потокам узкими улочками. Хотя невообразимое количество катающихся здесь байков явно уже создает отдельную транспортную проблему. Но так или иначе, на байках в Сайгоне сегодня передвигаются все: пожилые люди и школьники, одинокие и семейные, мужчины и женщины.
Поэтому симпатичная барышня на мотоцикле здесь, конечно, совсем не редкость. И все же именно эта девушка, в числе многих других остановившаяся посмотреть уличное представление, какие на оживленной Bui Vien случаются ежедневно, чем-то меня зацепила.
Посмотрите, мне кажется, при всей ее несомненной восточной красоте, в ней очень много нашего - рационально-европейского. Такого, что веками кем-то угнетаемую женщину, возвысило и уравняло. И необходимо возвышенная, она теперь целыми днями чего-то упрямо добивается и покоряет сияющие вершины одну за другой.
А в глазах у нее усталость и грусть. И лишь где-то совсем глубоко продолжает жить неубитое желание сказки.


4. Мисс Датанла.



А вот эта барышня полная противоположность предыдущей.
Она сидит в небольшом торговом павильончике, расположенном перед спуском к водопаду Датанла, пожалуй, красивейшему водопаду из тех, что находятся вблизи вьетнамского Далата.
Но, ведь, и сама эта девушка очень красива, правда же?
Однозначно не хуже того водопада.
Мягкая, нежная, какая-то даже уютная. Кажется, она прямо светится вся умиротворенностью, женственностью, добротой, теплотой домашнего очага.
Даже имя ее звучит в той же позитивной тональности - Пе.
А какие у нее шикарные волосы! Собери их в пучок, ох и толстенная же выйдет штуковина.
Фотографировать ее было очень легко, такие девушки просто не умеют играть на публику и под объективом остаются естественными, как дети.


5. Луноликая.



Кажется, я знаю почему совершенно затрапезный городишко Удонг дважды был столицей Камбоджи. В Удонге очень много интересных девушек.
Например, вот эта круглолицая барышня торгует в палатке, стоящей прямо перед знаменитой пятисотступеневой лестницей, ведущей на холмы с будийскими пагодами, в самой высокой из которых (высотой 42 м) до недавнего времени даже хранилось немного праха Гаутамы - основоположника мирового буддизма. Пока, увы, в 2013 году эту святыню оттуда не украли вандалы.
Хорошо, что они не сперли удонгских красавиц.
Впрочем, красавицей эту девушку, наверное, все же не назовешь. Но, ведь, правда, она очень приятная?
Энергия - вот главное, что красит или портит (в зависимости от ее полярности) и мужчину и женщину. Хорошая, лучистая энергия подойдет к любому лицу и любого человека сделает особенным и симпатичным.
Эту девушку ее энергия украшает необыкновенно. Я сфотографировал свою героиню, наверное, раз пятнадцать, причем, половину из названного количества на обратном пути с холмов, специально подобравшись к ее палатке так, чтобы барышня меня не видела. Ведь, именно неожиданное, непозированное фото обычно бывает наиболее естественным и правдивым. Но тут лучшей карточкой все равно оказалась та, где девушка буквально светится мне навстречу. И бонусом опять эта копна чернущих, густых волос столь характерная для камбоджиек.


6. Мисс Удонг.



А вот тут уже безо всяких оговорок - настоящая красавица.
Элегантность, утонченность, изысканность, чувство своего стиля - все доминантные признаки налицо. И, притом, перед нами очень простая девушка, очень. А присмотришься немного и ахаешь - да это же не бутылочное стеклышко, это изумрудинка.
Вот откуда оно берется, скажите?
Откуда берется внутреннее благородство, какое-то прямо-таки имманентное для одних людей и совсем недостижимое, невоспитуемое для других? Откуда берется очарование?
Мне кажется, настоящая женщина поэтична - в ней, как в хорошем стихотворении, важнее зримого то, что угадывается, то, что вызывается музыкой движений и выбивается ритмом каблучков. И, конечно, я говорю сейчас не про стандартные женские прелести, хотя, безусловно и о них тоже.
Настоящая женщина всегда солнышко или хотя бы - лампочка, заметно освещающая и согревающая пространство вокруг себя, так, что в этом пространстве хочется остаться и жить.
Жаль, что фотография по определению слишком статична, чтобы адекватно демонстрировать сказанное, а ваш фотограф, увы, усугубляюще криворук.
На холмах Удонга, где мы встретились с моей сегодняшней героиней, девушка бродила среди полуразрушенных пагод, сопровождаемая кавалером. Обычным, рядовым и ничем не примечательным камбоджийцем.
Понимает ли он, кто рядом с ним? Было бы жаль, если нет.


7. Две морячки.



Чтобы забраться в камбоджийском Удонге на Холм Королевского Благосостояния и увидеть стоящий на самом верху белый храм восемнадцати углов - Вихеа Пре Ат Роз, нужно довольно долго подниматься по ступенькам и идти мимо продавцов всякой всячины, мимо обезьян и буддийских религиозных служителей, которыми полна ведущая к храму лестница. Не слишком приставучих во всех названных категориях, но и, по большей части, маловдохновляющих.
Зато добравшись до святыни, ваш покорный увидел двух девушек в одинаковых полосатых майках.
Нет, девушки не были похожи на сестер, их собственная внешность оставалась слишком различной. Однако, соединение этих различий создавало нечто искрометное, буквально фонтанирующее позитивом, непосредственностью, энергией.
Говорят же, что две девушки всегда лучше, чем одна. Так вот, кажется, тут перед нами именно такой случай.
Не уверен, что по отдельности прекрасные «морячки» лупили бы настолько же в яблочко.Потому как, глядя на них, чудилось, будто это вовсе не барышни, а два живых бенгальских огонька, бесконечно рассыпающихся яркими горящими звездочками.
В общем, пройти мимо и не поснимать красавиц было решительно невозможно.
Сначала я щелкал фотиком, стараясь оставаться незамеченным, а потом, обнаглев, подошел и познакомился с милыми дамами.
Девчонки оказались такими же путешественницами, как и я, только местными – камбоджийками.
А туристические впечатления так переполняли моих героинь, что в открытой фотосъемке ничего не испортилось, - девушки с той же удивительной непосредственностью излучали, дарили и заряжали вокруг себя все, вплоть до бездушных аккумуляторов.
Ту, что слева зовут Тей, а справа - Оун.


8. Мисс Пномпень.



Эта молодая женщина, судя по предмету в ее руках - молодая мама, для меня мисс Пномпень, однозначно, несмотря на то, что я видел ее всего одну единственную секунду.
Мы встретились на ночном рынке, открывающемся в субботу с наступлением темноты в центре города.
Впрочем, называть происходившее рынком можно только с натяжкой. Потому что на самом деле, в это время тут проходит многоплановое культурное мероприятие, своеобразный досуговый центр под открытым небом. Тут развлекают, кормят, оказывают различные услуги и предлагают множество разнообразных товаров. А поэтому народу на ночном рынке собирается очень много, причем, и туристов и местных, приходящих сюда иногда целыми семьями.
В общем, чтобы делать фотографии, место, прямо скажем, не лучшее, во-первых, потому, что уже темно, а освещение рынка оставляет желать, а во-вторых, слишком густы человеческие потоки: ты все время движешься и либо тебе кто-то мешает создать кадр, либо кому-то мешаешь ты.
Но, когда ваш покорный учился в школе, на занятиях по начальной военной подготовке, нас тренировали на случай ядерной войны, тогда, как и сейчас, оно было модно.
Преподаватель неожиданно кричал "вспышка слева!", а мы, по этой команде, должны были мгновенно реагировать - отворачиваться от вспышки и ложиться ногами ̶в̶п̶е̶р̶е̶д̶ к предполагаемому взрыву.
Вот и пригодилось.
Потому что в рыночной толчее передо мной вдруг случилась яркая вспышка в виде прекрасной девушки, только нужно было не отворачиваться от нее, а, наоборот, успеть вскинуть фотоаппарат.
Я сделал только один кадр, он перед вами.
В следующее мгновение человеческие потоки уже разнесли нас и больше я моей героини не видел.
Посмотрите какое лицо! Мадонна, не меньше.


9. Пномпеньские бабочки.



Как-то вдруг подумалось, что рассказывая вам о жительницах разных стран Азии, чьи лица произвели на меня впечатление, я несправедливо пропускаю одну довольно таки востребованную категорию этих лиц.
Я имею в виду девушек (кхм, впрочем, иногда это могут быть и юноши, черт их там разберет), занятых в сексуальной сфере услуг.
Вообще, надо сказать, что азиатские женщины и в странах доминирующего буддизма и уж, конечно, в мусульманских странах, в массе своей запредельно скромны. Традиционный уклад их жизни, которого все еще придерживается подавляющее большинство местного народонаселения, абсолютно не предусматривает ни сексуальной продажности, ни даже визуализированных вольностей. Но там где народ живет бедно, а богатый, относительно этого народа, турист предъявляет платежеспособный спрос, предложение непременно рождается, тут уж ничего не поделаешь. И тогда в сколь угодно пуританской стране формируются анклавы морально-этического офшора и вседозволенности.
Местонахождение подобных анклавов в Юго-Восточной Азии, конечно, известно. Это тайская Патайя, вьетнамский Сайгон и совсем уже в превосходной степени - камбоджийский ПномПень.
Причем в последний за развлечениями едут даже из Патайи и Сайгона, потому что только пномпеньский "офшор" обещает алчущему ненаказуемого разврата сразу все прелести, совокупно: казино, дешевую выпивку, легкие наркотики и девочек на любой вкус.
Как и в Патайе, в Пномпене есть целые улицы, где жрицы недорогой любви ожидают клиента. Обычно, это самое активное ожидание. Массово оккупировав облюбованный уличный пятачок или кафешку, девушки не только показывают себя, но и профессионально, внимательно сами изучают каждого, кто идет мимо. Пару раз мне приходилось видеть, как сразу несколько юных прелестниц плотоядно бросались на подставившегося кренделя и, сдается мне, что унести ему ноги подобру по здорову от львиц где-нибудь в африканской саванне шансов было бы больше. Потому что, как не держись за свои семейные трусы или нагрудный крестик, а девки-то в этих местах бывают очень красивые, не отнимешь.
Правда, вот чего-чего, но фотографироваться они не любят - стесняются. Такова специфика избранного ими рода занятий.
Направь фотоаппарат и вся стайка девчонок отвернется, как по команде, а не отвернувшиеся скорчат такие рожи, что затылки остальных тебе понравятся больше.
Но несколько приличных кадров неприличного общества вашему корреспонденту все ж таки посчастливилось сделать.


10. Улыбающаяся девушка.



То, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они нравятся друг другу это, по большей части, таинство. Ведь, иногда, испытывая безумное взаимное притяжение, люди даже не находят друг друга красивыми.
Обычный парень видит обычную девушку и вдруг между ними рождается такой разряд, что в воздухе сразу начинает пахнуть озоном. Или чем там, не знаю, только этот особенный, волнительный запах незабываем. Тот, кто почувствовал его хотя бы раз, уже не перепутает его никогда и ни с чем. А спроси человека почему он это почувствовал, заставь его найти какую-то рассудочную, вербальную формулу происходящего и он либо вовсе не сможет ничего объяснить, либо понесет какую-нибудь ахинею, которую услужливо подсунет ему разум, вечно пытающийся делать вид, что он все знает про отношения и все контролирует.
Одно в таких случаях можно сказать точно: таинство симпатии опирается не столько на формы, сколько на энергии. А средоточие этих энергий у человека его лицо и особенно - рот и губы.
Вы когда-нибудь видели, как могут меняться губы у замечательной девушки в зависимости от того, что она в данную минуту чувствует? Я видел. Они меняются неуловимо, чудесно и кардинально. А сфотографируй это различие и, подозреваю, что зритель ничего не заметит, потому что плоская и мертвая картинка не передает тонких материй живого и трепетного.
Но еще чаще сам человек предпочитает надевать безопасную эмоциональную маску в вечной нашей боязни раскрыться и пропустить удар. И тогда его улыбка становится холодной, дежурной или натянутой.
Поэтому умение ярко и искренне улыбаться миру дорогого стоит, помимо того, что оно, конечно, приятно глазу. Такое умение свидетельствует о ненарушенной личностной гармоничности, о душевной незамусоренности, об отсутствии на душе улыбающегося нравственной тяжести.
Посмотреть на такое, значит и самому сделаться чуточку звонче и лучше.
Вот и посмотрите. Ее зовут Бея.

Продолжение следует..
Tags: всякая хрень, лица Азии, пятница, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments